ПРАВО НА ЖИЗНЬ


Буш закрывает узникам рот .


05.11.2006 20:42 | НТВ

Джордж Буш хочет запретить бывшим узникам секретных тюрем рассказывать о том, как с ними обращались. Об этом пишет газета "Вашингтон пост" (Washington Post). В Белом доме называют такую информацию государственной тайной.

Администрация президента США уже обратилась в судебные инстанции с требованием засекретить все данные об "альтернативных методах допроса", которые ЦРУ применяет к подозреваемым в терроризме.

Недавно подписанный Бушем билль о военных трибуналах позволяет на законных основаниях применять к заключенным жесткие способы дознания, напоминает НТВ.

Не стать палачом...


Елена Каракина

"Заметно дрожал при чтении приговора, но в конце выкрикнул…". Выкрикнул он, конечно, как классифицировалось когда-то профессионалами КВН, "домашнюю заготовку", но ничего оригинального в ней не содержалось. Подсудимому, а тем паче приговоренному дают последнее слово. Можно книгу составить и назвать ее не "Крылатые слова", а "Последнее слово". Их, этих последних было много, но запомнились, почему-то, чешского журналиста Юлиуса Фучика, автора книги "Репортаж с петлей на шее": "Люди, я любил вас. Будьте бдительны".
Пусть иракцев волнует, что им заповедовал их тиран и кумир Саддам Хуссейн, приговоренный на днях к повешению. Его последнее слово не имеет для просвещенных граждан планеты никакого значения. Конечно, до тех пор, пока бывшего руководителя Ирака не повесили. А вот потом его слова, может, кого-то и заинтересуют. Поскольку казнь Саддама, не исключено, способна вызвать такой пожар, что и на полюсах станет жарко.
Впрочем, может и не вызвать - кого волнуют фигуры, сброшенные с игровой доски? О! Вот мы, кажется, и добрались до сути проблемы. Дело не в Хуссейне, дело в нас самих.
Взглянем на ситуацию чуть отстраненно: сидим дома, пьем чай, смотрим телевизор. Хороший телеканал. Новости этого телеканала, и только этого, "не проходят цензуру Кремля". Вот по новостям нам и сообщают, что преступник и убийца Хуссейн был осужден судом своей собственной страны. Мы доверчивы, и, не выпрыгивая из домашних тапочек, воскликнем: "Ура, браво, великолепно! Свершилась справедливость!". И тут нам, доверчивым, вдогонку сообщают, что тиран "заметно дрожал" при оглашении приговора. Правильно, так ему и надо тирану! Но почему-то вдруг тапочки показались какими-то неуютными и не домашними. А дальше - больше: "Просил о расстреле, но судьи отклонили просьбу. Саддама повесят".
Дикторам радио и телевидения предписывается профессиональная беспристрастность и бесстрастность. Но телезрителям она вовсе не предписывается. Валяешься на диване, щелкаешь каналами, скучаешь и вдруг беспристрастно и бесстрастно: "Суд приговорил в повешению". Сегодня, в ХХI-м веке!
Интересно, какие виселицы придумали палачи современности? Кириллической "Г" или "П"? Или что-нибудь новенькое изобрели? Да что можно изобрести, кроме перекладины? То чурбачок из под ног выталкивают, то пол-платформа опускается вниз. Так или иначе: в результате на перекладине остается судорожно дергающееся тело. Мертвое человеческое мясо. Картина, неоднократно описанная летописцами и романистами. Но у них речь шла о "проклятом прошлом". А тут, по одному из самых современных средств коммуникации: "приговорен к повешению". Как будто из мягких тапочек и уютного электрического освещения внезапно перенесен в средневековье.
Телеэкран не в первый раз дарит нас такими "дежа вю". Не позабудется телекартинка: группа уважаемых жителей Чечни, пляшущих вокруг отрубленных мужских голов. Скорбные лица голов, лишенных тела, лежащих на земле. Веселые и целеустремленные лица пляшущих рядом. Трудно поверить, что видишь не костюмный фильм, не "историческое" кино - телерепортаж 1990-х. Телевизор в соединении с пещерным сознанием, какой-то чудовищный оксюмарон, совмещение несовместимого.
Именно так, жутко и неуместно, прозвучало известие о том, что Саддам Хуссейн будет повешен. Был ли суд над Хуссейном справедлив? Сомнительно. Заслуживает ли Саддам Хуссейн веревки? Бесспорно. Но своими преступлениями он заслужил гораздо больше казней. Убийца должен испытать те же муки, которые испытывал тот, кого он убивал. Сколько раз и сколькими видами пыток должен быть подвергнут Саддам? Чтобы по-честному, как сказано: "око за око, зуб за зуб"? Какой смертный судья в состоянии исчислить слезу за слезу, пытку за пытку? Да, кстати, а где найти таких умелых палачей, которые воздадут по заслугам? И, разве, казнящий палача, сам не становится при этом палачом?
Потенциальных палачей, желающих выдернуть табуретку из-под ног иракского диктатора, соберется больше, чем к мавзолею вождя всемирного пролетариата в брежневские времена. Но удовольствие от справедливого возмездия получить сможет только один, вот что обидно. Остальные "очередники" останутся в дураках. Впрочем, и тот удачливый мститель, разве вздернет он на виселицу того самого Хуссейна, который мановением бровей судил и миловал? Разве казнит он красавца-мужчину, миллиардера, владельца силой присвоенных вилл, дворцов, самолетов, пароходов, автомобилей и прочих несметных сокровищ, вожделенных современному потребителю? Разве убьет он властелина, под дыханием которого склонялись народы? Нет. Он выдернет табуретку из-под ног затравленной человеческой особи, прятавшейся в крысином подвале, у которой на глазах всего мира американский санитарный врач отыскивал вшей в свалявшейся шевелюре.
Кажется, Фуше, а, может, Талейран сказал о расстреле герцога Энгиенского, давным-давно, в наполеоновскую эпоху: "Это хуже, чем преступление, это - глупость".
Приговаривать Саддама Хуссейна к смертной казни, да еще к средневековой виселице - глупость, возведенная в квадрат. Хуссейн - пешка, сброшенная с доски. Тиран и властитель кончился в тот момент, когда войска США вошли в Ирак. Суд над ним был театральным шоу по американской режиссуре. Что ж, они - победители, они так привыкли, иначе не умеют. Приговор Саддаму вытекает из новейшей истории Ирака и войны с ним, естественно, как вода из разбитой чашки. Кто бы сомневался?
Может, автор "Приключений Тома Сойера", Марк Твен, который писал: "немедленно будет создан комитет безмозглых дам, которые пойдут к губернатору в глубоком трауре, чтобы разжалобить его своими рыданиями и умолять, чтобы он стал милосердным ослом и попрал свой долг". Конечно, будут апелляции и возможно, приговор Саддаму будет более вегетарианским. И вообще, неважно, будет жив или мертв бывший диктатор, как физическое лицо. Важна позиция, возможность приговора: "Казнь через повешение". Которую легко донести через телекоммуникации до всех, сидящих в домашних тапочках перед телевизором в ХХI-м веке.
А как же при этом не одобрить палача, не стать палачом? Разве, что как заклинание вспомнить предсмертный всхлип, приготовленную напоследок "домашнюю заготовку" человека, которого сейчас повесят по воле суда : "Люди, я любил вас. Будьте бдительны!".
Читать дальше      На главную страницу

2006 Libertad 2007.
Hosted by uCoz